Скрыня и Никита — разговор в шкафу.

За окном шумел дождь. Капли ударялись о крышу, стекали на землю по листьям деревьев. Скрыня и Никита сидели в шкафу, обе створки которого были распахнуты настежь, и смотрели как за окном ветер играет с ветками деревьев, пригибая их к земле. Как-будто они хотят увернуться и спрятаться от капель дождя. Сидели на мягких подушках, которые Никита принес с кровати. Между ними стояла большая металлическая миска, доверху наполненная клубникой. Одну за другой клали они в рот ягоды и жадно жевали. Клубника была настолько сладкая и сочная, что ни одному из них не хотелось отвлекаться ни на что другое. Каждый был увлечен ей настолько, что не обращал внимания на сок, который брызгал из ягод в разные стороны и стекал по рукам. Изредка лишь один из них быстро облизывал пальцы, и тут же брал следующую ягоду.

Когда они уже почти насытились ягодами, стали есть медленнее. Тут же и началась новая игра. Они по очереди брали ягоду и придумывали, на что та похожа. Одна была похожа на мордочку невиданного зверя, другая была пухлая, как подушечка для иголок, третья вытянута, почти как маленькая морковка

- Смотри, моя большая как помидор. - Говорит Никита, вертя в руках ягоду. – Скрыня тут же выхватывает ее и кладет себе в рот, весело смеясь. А потом говорит. – Раньше помидоры были маленькими и росли в горшках на окнах, как цветы.

- Как это? - удивляется Никита. – Это же овощи, они на грядках должны расти.

- Это сейчас они овощи, и их все едят. – Отвечает Скрыня. – А раньше они считались ядовитыми, и их выращивали только для красоты. Как цветы.

Теперь черед Скрыни доставать ягоду и придумывать, на что она похожа.

Долго он копается в миске с клубникой, придирчиво осматривая каждую ягоду. Потом хватает одну, вертит в руках и говорит. – Ну, точно как подголовок, только маленький.

Только Никита хотел выхватить ягоду у Скрыни и съесть, но остановился.

- А что такое подголовок? Это подушку так раньше называли?

- Нет, - смеется Скрыня. – Это сундуки дорожные так называли. Мы в них раньше жили.

- Жили в сундуках… - не верит Никита. – А зачем? А разве там удобно? – Тут же посыпались на Скрыню вопросы.

Скрыня отодвигает от себя миску с ягодами, облокачивается на подушки и начинает рассказывать. Раньше, когда еще ни городов не было, ни электричества, все люди жили в избах деревянных, да на печках еду готовили. Тогда ни шкафов, ни гардеробов, ни комодов не было. Были только разные сундуки: лари, шкатулы, скрыни да подголовки.

- Ой, скрыни, - удивляется Никита, - Это тебя сундуком назвали.

- Не сундуком, а в честь первого сундука, в котором одежду хранили. – Поясняет Скрыня.

- А для чего столько разных сундуков было? – Уточняет Никита. Сам он сидит и напротив друга и смотрит на него, не отрываясь. А сам думает, - ведь он даже не знает ни кто такой Скрыня, ни сколько ему лет. Вот когда с ним в машинки играют, то вроде ровесники. А как начинает он что рассказывать, так сразу видно, что старше намного. Столько всего знает, о чем даже бабушка с дедушкой и не слышали. А он это видел.

- Скрыня усаживается поудобней, задумчиво смотрит в окно и продолжает свой рассказ.

Скрынями называли самые первые сундуки, в них одежду хранили на манер комодов, вот как в твоем. В одном ящике рубашки сложенные лежат, в другом штаны, в третьем шорты да футболки. Вот так и в скрынях внутри одежда сложенная лежит, а на самих сидят или даже спят люди, если сундук большой да длинный. Лари - это были длинные и узкие сундуки, они на кухнях стояли, рядом с печками. В них продукты хранили, крупы разные. Чтобы мыши до них не добрались. А шкатулами звались сундуки, обтянутые кожей. В них хранили ценные вещи – бумаги, драгоценности, хрупкую посуду из стекла. Дорожные сундуки, в которых вещи перевозили, называли погребец и коробейка.

Самым главным среди сундуков тогда считался подголовок. Его делали небольшого размера, прочным и с замком. Его брали в дорогу для самых ценных вещей, украшений, денег, ценных бумаг. У каждого купца был такой сундук. А подголовком его назвали, потому что ночью его вместо подушки клали под голову. В самое надежное место. Вот в таких сундуках наш народ раньше и жил. Мы считались хранителями, оберегали путника. Следили за сохранностью вещей, выгоняли мышей, что могли залезть в сундук и погрызть ценные бумаги. Будили хозяина при опасности. Нас очень уважали, не меньше чем домовых. Разные легенды о нашем народе складывали. Только как перестали использовать подголовки, так про нас и забыли. А мы перебрались жить в сундуки для одежды. У тебя на втором этаже стоит один из таких сундуков. Я в нем раньше жил. Следил, чтобы мыши в одежде гнезда не строили, моль прогонял. Да по ночам сундук открывал, чтобы одежду проветрить. А как этот шкаф купили и одежду в него перевесили, так и я в него перебрался. Теперь в этой комнате и живу, уже лет 50.

- Пятьдесят лет. – Не верит Никита, глядя на маленького человечка, с которым он каждый день играется и шутит. – Выдумываешь небось, не можешь ты быть старше моих родителей. – А вот и могу, - хмурится Скрыня, - Я тут живу с тех пор, как этот дом построили. – А твою бабушку помню еще маленькой девочкой. И все ее платьица цветастые помню, их как раз в сундуке хранили. – Просто мы, хранители, живем очень долго, время над нами не властно. Пока есть где жить, пока мы нужны людям, мы живем. – А потом что, спрашивает Никита.- А что потом, никто не знает. –Отвечает Скрыня, пропадаем мы просто и все, и никто не знает, куда.

- А ты в этом доме родился? – Спрашивает Никита.

- Нет, я еще раньше, только не родился, а появился.

- Как это появился? - Не понимает мальчик.

- Тоже никто не знает. – Отвечает Скрыня. – Раньше, когда мастер делал сундук подголовок, а делали их не на продажу, а под заказ, то он сначала выбирал дерево подходящее, потом думал над формой, размером, узором, что украсит бока и крышку сундука. Потом все руками своими мастерил, при солнечном свете. Много времени это занимало. А когда сундук был готов, в нем уже и хранитель жил. Ждал, когда туда ценные вещи положат, да в дорогу отправятся. Может, мастера какие заговоры волшебные знали, может, частичку своей души вкладывали в каждый сундук. А может, мы лесные духи, что жили в деревьях, из которых сундуки делались.

Вот и я так же появился очень давно в сундуке-подголовке, что сделали для твоего предка. Он богатым крестьянином был. Скотины у него было много - разных овец, коров, кур да гусей. На ярмарки он ездил, зерном да мукой торговал. Зерно выращивал на своих полях, да на мельнице молол и в мешки складывал.

- А лошади у него были? - Спрашивает Никита. – Много, целый табун. – Отвечает Скрыня. – Тракторов-то раньше не было, без лошадей никак. На них и поля вспахивали, и зерно на мельницу возили, и коров пасли. У каждого пастуха своя лошадь была. А как на ярмарку ехали, так целую тройку в телегу запрягали.

- Вот у него я сначала в подголовке жил, потом у его сыновей. А как подголовком перестали пользоваться, в сундук с одеждой перебрался. В нем я дольше всего прожил. Точнее, не в одном сундуке, а в разных. Как старый ломался, новый покупали или делали. Так я в него вместе с одеждой и перебирался. Ну а теперь вот в этом шкафу обитаю.

- А ты из шкафа не пропадешь? - Испуганно спрашивает Никита, глядя в упор на друга.

- Пока в нем одежда хранится, за которой нужно ухаживать, да пока хоть кто-то в меня верит, не пропаду.

- Ты мне всегда будешь нужен. - Говорит Никита и обнимает Скрыню. – Я каждое лето буду к тебе приезжать. – А если дом развалится, то я тебя вместе с этим шкафом к себе в квартиру заберу. – Добавляет мальчик. Вот прям в грузовике шкаф и отвезу, чтобы не разбирать его на части.

Друзья еще минутку сидят молча, задумавшись каждый о своем. Но на то они и дети, что не могут долго думать о грустном. И вот уже Никита берет с кровати игрушки и несет их в шкаф. А Скрыня перекладывает подушки, готовясь стоить из них домик для плюшевых собачек и котят.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика